Fractal Movie

Оптика

lomoОптика

Классика профессионалов

•    Татьяна Вильде
Лазарь Залманов: «Даже в советские годы ЛОМО не производило высококлассную кинооптику. Но желание и понимание, как можно выполнить заказ, у нас было. В общем, решили попробовать»

Экономика СССР в своей основе была изолирована от мировой. Страна жила по принципу самообеспечения. В какой-то степени это оказывалось тормозом для развития технологий, с другой стороны – стимулом. Очевидным преимуществом этой системы было умение обеспечивать потребности страны продукцией собственного производства, которая на сегодняшний день в большей степени замещается импортом. Угроза того, что Россия, утратив за последние 20 лет навыки собственного производства, превратится в сырьевой придаток мировой экономики, становится все более ощутимой. Поэтому когда в стране появляются новые производственные проекты, надежда на то, что ситуацию все же удастся переломить, крепнет. Один из таких проектов – возрождение производства оптики для профессионального кино.

Деятельность советских оптико-механических заводов, в большей степени ориентированных на продукцию для оборонки, сочеталась с выпуском вполне мирной техники – фотоаппаратов, объективов, микроскопов. Исторически сложилось так, что единственным серийным производителем оптики для советской киноиндустрии стало Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО).
Система обеспечения и распределения заказов на кинооптику осуществлялась в духе советских времен. Госкино аккумулировало потребности съемочных групп и НИИ и формировало требования к объективам. Эта информация направлялась в специальный институт – изначально это было Центральное конструкторское бюро киноаппаратуры (ЦКБК), которое в дальнейшем стало НПО «Экран» (в настоящее время его уже нет). Потом ведущий институт по оптике, ГОИ, рассчитывал оптические схемы объективов, отправлял эти данные в НПО «Экран», где конструировали и изготавливали опытные образцы, проводили их испытания и сдавали Госкино. Только после всех этих процедур документация передавалась на завод для серийного производства.
Конечно, перед тиражированием продукции заводские инженеры дорабатывали конструкцию под собственные технологии, но при этом ЛОМО не занималось ни расчетами оптических схем, ни разработкой конструкций, ни изготовлением опытных образцов. И эта система, пусть не очень поворотливая, работала десятки лет. Первую установочную партию оптики для профессионального кино, известную как ОКС для 35-миллиметровой пленки с минимальным значением диафрагмы 2,8, ЛОМО изготовило в 1963 году. Сегодня опытные специалисты оценивают советские ОКСы как вполне конкурентоспособную технику и, проводя аналогию с автопромом, ставят их на уровень где-то между «Победой» и «Волгой».
С 1963-го по 1992 год было выпущено более 100 тыс. объективов для отечественных киностудий. Все шедевры советского кино сняты объективами, произведенными на ЛОМО. В период перестройки сохранить это производство не удалось. С 1992 года завод прекратил работу для кино, остановив выпуск проявочных и копировальных машин, кинопроекторов для кинотеатров, а также всей кинооптики. «На ЛОМО был цех, в котором работали около 500 человек, где производились только объективы для кино, микроскопов и других оптических приборов. Была собственная механика, лакокрасочное производство. Все технологические переделы», – вспоминает помощник генерального директора ЛОМО Лазарь Залманов. Но заказы от государства полностью прекратились, а частных киностудий еще не было. Сборку объективов для микроскопов, которые выпускались в том же цехе, перевели в другой цех, а остальные переделы расформировали.
Похожая картина наблюдалась по всей производственной и научной цепочке. Кто-то выжил, кто-то – нет. Часть людей, которые в советские годы занимались в НПО «Экран» кинооптикой, организовали в Петербурге фирму «Оптика-Элит», которая продолжала изготавливать в небольших количествах киносъемочные объективы. До недавнего времени «Оптика-Элит» оставалась единственной отечественной компанией, выпускающей объективы для профессиональной киносъемки. Но недавно к этому процессу вновь подключилось ЛОМО. О том, как возникла идея возобновить производство кинооптики, «Эксперту С-З» рассказал Лазарь Залманов.
Заокеанская идея
– Что подтолкнуло ЛОМО к тому, чтобы вернуться к теме кинооптики?
– Как ни странно, но, по большому счету, это просто стечение обстоятельств. В конце 2007 года к нам обратился американский гражданин Грэгори Миранд с предложением создать новую линейку суперсветосильных киносъемочных объективов для профессионального кино формата Super35 для 35-миллиметровой кинопленки. До этого он направлял подобные предложения другим оптическим предприятиям бывшего СССР – на Красногорский завод в Москве и производителям в Белоруссии, но они взяться за эту задачу не решились.
Это очень серьезные объективы с высоким относительным отверстием, в каждом объективе от девяти до 13 линз. Мы тоже не сразу взялись за это дело. Даже в советские годы ЛОМО не производило высококлассную кинооптику. Но желание и понимание, как можно выполнить заказ, у нас было. В общем, решили попробовать. И заключили сразу два договора между ЛОМО и американской компанией Luma Tech inc. – на разработку и изготовление опытных образцов и на поставку 500 объективов в год. На этих условиях мы и начали работу по совместному проекту.
Первую половину 2008 года специалисты ЛОМО рассчитывали оптические схемы новых для нас изделий, далее разрабатывали конструкции пяти объективов, входящих в эту линейку. Сразу же, с июня 2008-го по ноябрь 2009 года, занялись изготовлением опытных образцов с последующим их тестированием. И уже с июня 2010 года начались серийные поставки новой оптики в США (в линейку входят сразу пять объективов с фокусами 18, 25, 35, 50 и 85 мм). То есть за год с небольшим были созданы опытные образцы пяти модификаций объективов и началось их производство. При этом замечу, что каждый объектив – это отдельный прибор с уникальными оптической схемой и характеристиками. По большому счету, на заводе, хотя и с большим трудом, на качественно новом уровне возрождается то, что было утрачено.
– Почему у американской компании вдруг возник интерес к российским производителям?
– Это не случайность: Грэгори Миранд – наш соотечественник, в 1972 году закончивший Институт киноинженеров, а впоследствии эмигрировавший из страны. Все эти годы он работал в бизнесе, близком к кинопроизводству, и прекрасно знаком с возможностями отечественной оптической школы. В последние годы, с появлением цифрового формата, рынок кино- и видеотехники трансформируется и формирует новые требования к аппаратуре для съемки. Тот, кто это понимает и улавливает новые потребности и возможности рынка, будет успешен. Миранд увидел, что на рынке существует огромный спрос и мало предложения. Именно высококлассная оптика для малобюджетного кино оказалась наиболее востребованной. Нигде, кроме России, нельзя было обеспечить уникальное соотношение цены и качества. Поэтому он и обратился к нам.
– Во сколько обошелся этот совместный проект и как он отразится на общей экономике ЛОМО?
– Конкретные цифры называть не буду. Американский партнер инвестировал в проект многие десятки тысяч долларов – для небольшой компании это солидная сумма. Мы, в свою очередь, вложились в организацию и подготовку производства, в инструменты, оснастку, станки. В частности, приобрели автоматизированный гравировальный французский станок, модернизировали четыре станка для точной обработки деталей.
ЛОМО взялось за этот проект не потому, что решило сделать его одним из основных видов своего бизнеса: продукция этого направления составляет менее 1% в общем объеме доходов предприятия. Это не столько бизнес-проект, сколько имиджевый.
Во-первых, выпускать столь сложную технику очень престижно. Профессионалы знают: если компании удается делать оптику на уровне мировых лидеров, то это классный производитель. Во-вторых, это хоть и небольшие, но довольно регулярные оборотные средства. Не секрет, что денег, зарабатываемых компанией на выполнении оборонных заказов, гораздо больше, но они поступают неритмично. Работая же в рамках совместного проекта, мы получаем платеж через 20 дней после отгрузки комплектов заказчику. И еще. Это дело именно для нас: классическая оптика, точная механика, на которой можно растить классных специалистов. Жаль только, что желающих работать на производстве стало очень мало.
Цифровая перестройка

– Какие изменения происходят на рынке видео- и кинотехники?
– Есть профессиональные кинокамеры и профессиональное кино, которое снимается в высоком разрешении. Не буду грузить вас техническими терминами, но если совсем по-простому, то кинофильм показывают в кинотеатре на большом экране, следовательно, требуется высокое качество разрешения, чтобы картинка была четкой и красивой, а значит, требования к оптике кинокамер изначально более высокие, нежели к видеокамерам, снимающим для телевидения. Аппаратура для телевидения – это другой уровень съемки. Те же телесериалы снимались на видеотехнику. Для видеосъемки раньше годилась и оптика формата S16 мм.
Но переход на цифровой формат телевидения изменил требования к качеству картинки, то есть к сериальщикам, рекламщикам – ко всем, кто раньше полупрофессионально занимался съемкой. Видеокамер в мире выпускают десятки тысяч в год, а кинокамер – сотни, поэтому видеооптики много, а кинооптики мало. Формат на 16 мм по показателям качества стал практически невостребованным. При этом постоянно появляются новые цифровые кинокамеры, которые стали выпускать все ведущие производители профессиональной видеотехники. Оказалось, что к этой технике подходит классическая оптика для киносъемки, и всем – и телевизионщикам, и киношникам – стала нужна новая линейка, именно 35-го формата.
Кроме того, отечественный рынок начал оживать, потому что стали появляться деньги на кино.
lomo1
– То есть вы вовремя вошли в рынок?
– Думаю, мы немного опоздали. Ранее всем было достаточно видеотехники, потом требования изменились. И сейчас в мире уже 15 фирм занимаются такими объективами. Вот если бы мы начали производить объективы восемь лет назад, то сегодня были бы в тройке лидеров.
– ЛОМО долго не работало в этой нише. Пришлось ли догонять рынок?
– Увы, так и есть. Мировые лидеры в профессиональной оптике – Zeiss, Coocke и другие – уже имеют возможность делать серийную асферическую оптику. В России такой доступной серийной технологии нет. Поэтому перед нами стоит задача подойти к параметрам ведущих производителей, решать которую надо классическим способом. То есть в одном и том же объективе и фокусе у Zeiss и у нас разное количество линз.
К примеру, из-за станков другого уровня ЛОМО не имеет возможности очень точно обрабатывать посадочные поверхности оптических деталей: приходится каждую линзу вставлять в собственную оправу и производить центровку и подрезку. Им достаточно линзу сразу вставить в корпус – не нужны никакие дополнительные регулировки и классные специалисты, чтобы сделать это качественно. У нас же все это – ручная сборка, поэтому мы и выпускаем профессиональную сферическую классику, которую может оценить профессионал. На этом принципе построен наш слоган: «Профессиональная классика для классных профессионалов».
Малобюджетный подход
– Кто ваши конкуренты и клиенты?
– Если будет новый проект Голливуда и бюджет фильма 20 млн долларов, то там никому не придет в голову сэкономить условно 50 тыс. долларов, купив нашу оптику. Они сразу приобретут элитную оптику Zeiss, на другого производителя даже смотреть не будут. Поэтому здесь мы им не конкуренты. Оптикой ЛОМО на мировом рынке, куда ее выводит американский партнер, интересуются начинающие или малобюджетные кино- и телепроизводители.
На рынках России и стран СНГ, куда мы совсем недавно вышли сами, ситуация похожая, но чуть-чуть иная. Наиболее интересный для нас потребитель – профессиональный кинооператор с вгиковским образованием, хорошо понимающий возможности высококлассной оптики, но ограниченный продюсером в своем выборе невысоким бюджетом фильма.
Нашей оптикой также интересуются развивающиеся кино- или телестудии, снимающие телевизионные фильмы для крупных федеральных каналов, где изначально выставлены высокие требования к качеству картинки.
Появляется еще одна категория потенциальных покупателей. Это элитные фотографы – без профессионального операторского образования, но умеющие снимать. Они работают с фотоаппаратом с возможностью установки кинообъектива, который позволяет снимать полноценные клипы и рекламу. Это новый пласт потребителей, который формируется из фотографов-профессионалов. Сначала такой клиент покупает фотоаппарат с функциями телевизионной камеры и за счет качественной оптики может сильно улучшить качество своей работы, не вкладывая десятки тысяч евро в приобретение новой кинокамеры. Он вполне может позволить себе купить наш объектив.
Кроме того, есть и традиционные для всего мира потребители оптической продукции – рентальные компании, занимающиеся прокатом кинотехники. Этот рынок у нас в стране уже значителен.
 – Как вы продвигаете свою продукцию на рынке?
– Продажи – это отдельная история. Вначале мы вообще плохо представляли, как реализовывать эту продукцию. Объективы, которые делает ЛОМО, – это очень дорогая оптика. Чтобы продавать ее наравне с мировыми производителями, требуется завоевать определенный авторитет. Между тем с момента, когда мы прекратили выпуск кинооптики, прошло уже 20 лет. За это время сменилось поколение операторов, которое знало и помнило кинооптику ЛОМО.
О большом кино мы говорим мало, потому что в перестроечные годы снималось совсем немного фильмов. Зато именно в то время появилось огромное количество людей, начавших снимать клипы, рекламу и т.д. Позднее они перешли к производству сериалов. Эти люди вообще незнакомы с аппаратурой ЛОМО.
 В 2010 году мы почти полгода пытались понять, что же собираемся продавать. Познакомились с профессиональными операторами, стали приглашать их и передавать на тестирование свою оптику. Вместе с партнерами – продавцами кинотехники участвовали в профильных выставках. Пусть это будет нескромно, но довольно часто приходилось слышать: «Если бы мне кто-нибудь сказал, что в России умеют делать объективы, близкие по качеству к цейсовским, но в четыре раза дешевле, я бы не поверил, не увидев это своими глазами». Это отнюдь не бахвальство – это мнение операторов, поработавших с нашей техникой.
Всего ЛОМО произвело с 2010 года 60 комплектов оптики, из которых в России работают уже более десятка. Наш рынок узкопрофессиональный, продажи на нем зависят как от рекламного бюджета, так и от мнения профессионалов. И очень приятно, что таких профессионалов все больше.
lzalmanov– В таком случае перед вами открывается обширный внутренний рынок. Есть планы расширяться?
– С сентября текущего года мы дополнительно к стандартному комплекту оптики планируем запустить объектив с фокусом 135 мм. Заканчивается работа по проектированию объектива с фокусом 14 мм. Это будет самый сложный для ЛОМО объектив.
В принципе, мы спокойно могли бы выпускать и продавать по десять комплектов в месяц. Но делаем только два-три комплекта и значительно расширять производство пока не можем. Из-за технологического отставания развитие этого направления напрямую зависит от наличия профессиональных кадров в сборке. Здесь своя специфика: чтобы вырастить такого специалиста, потребуется пять-семь лет.
В целом же руководством ЛОМО поставлена задача выйти на производство не менее ста комплектов в год. Сегодня эта цифра для многих из нас из области фантастики, но еще несколько лет назад то, чего мы уже добились, казалось нереальным. Так что глаза боятся, а руки делают...

Администратор

Я робот, и зовут меня Админ.
Живу здесь.
Сайт: fractalmovie.ru/

Добавить комментарий

· Малоинформативные комментарии или комментарии, не содержащие вопрос, удаляются.
· В поле URL оставляйте ссылку только на свой сайт/блог. Эта ссылка для админа, посетители ее не увидят.
· Любой html-код отображается в виде текста, любые ссылки неактивны.
- Спамерам предлагаю харакири ;) Или пойдите прочь!


Защитный код
Обновить